Сергей Иванович Веревкин (sergey_verevkin) wrote,
Сергей Иванович Веревкин
sergey_verevkin

Categories:

ВКП(б) - первый карателький опыт

Долгие годы официально события в Ярославле 6-21 июля 1918 г. были акцией, спланированной и организованной извне, связанной с белогвардейским движением и планами интервентов. И поддержана она в Ярославе была исключительно лишь «представителями эксплуататорских классов».



Лихое авантюрное начало восстания
Поначалу Ярославское восстание задумывалось Союзом Защиты Родины и Свободы, руководимым Б.В.Савинковым. Согласно плану подконтрольные Союзу антибольшевистские силы в течение зимы-весны 1918 г. тайно скапливались в городах Центральной России, ожидая часа «Х». В этот час они должны были одновременно подняться с оружием в руках и захватить власть в этих городах. Отпадение Центральной России, по замыслам Савинкова, неминуемо приводило к крушению центральную власть коммунистов в Москве. При этом Савинков надеялся получить военную помощь от союзников по Антанте через северные порты – только что введённый в эксплуатацию Николаев на Мурмане (Мурманск). А также через Архангельск. 1-я Мировая война ещё шла вовсю на полях стран-участниц Антанты - Франции, Сербии, Греции, Италии. Поэтому возвращение России в число военных союзников Антанты было для них более чем соблазнительным.
Начало восстания было лихим, во многом – авантюрным. Сотня офицеров, вооруженная дюжиной револьверов, захватила крупный губернский город ранним субботним утром 6 июля 1918 г. Город занимал господствующее положение на транспортных путях на Север и в Сибирь, имел крупный речной порт на Волге. Был старинным крупным региональным центром. С учётом обещанного Савинкову французами десанта в Архангельск сразу же после начала восстания имелась реальная возможность превратить Ярославль в главный центр антибольшевистского сопротивления в России.
К тому же с марта 1918 г. в городе располагался штаб Ярославского военного округа, занимавшегося формированием новой Красной армии на огромной территории Северного Поволжья. Это не только позволило легально наводнить город верными офицерами, но и облегчало задачу формирования будущей антисоветской армии.
Но было еще и другое, мимо чего советские историки всё время предпочитали проходить как можно скорее. Ещё в ноябрьские дни 1917 г. при Ярославской городской управе существовала «самооборона». И власти большевиков, распространявшейся по стране, ярославцы еще на пасху 1918 г. оказали вооруженное сопротивление. Так что к моменту восстания очень многие горожане были внутренне готовы пойти на открытую вооруженную борьбу с советской властью.

Действия новых властей города.
Сразу же после захвата города офицеры-добровольцы объявили о создании органов власти и о записи в добровольческую армию. И многие активные деятели-ярославцы поддержали действия новых властей, преобразуя заговорщицко-конспиративную затею савинковцев в дело общенародное. Городским головой Ярославля вновь стал В.С.Лопатин. Социал-демократ С.А.Суворов, бывший городским головой до самого ноября 1917 г., также вошёл в управление города. Помощником главноначальствующего по гражданской части стал член Комитета спасения родины и революции А.М.Кизнер. Поддержали восстание и меньшевики во главе с И.Т.Савиновым и Х.И.Иоффе, и эсеры во главе с Н.А.Мамыриным. Даже бывший губернский комиссар Временного правительства меньшевик Б.В.Дюшен вошёл в число участников восстания. Полностью восстание поддержала городская милиция, губернский комиссар которой Фалалеев пал вскоре в боях с красными. На сторону народа перешёл также и бронедивизион поручика Супонина (25 офицеров, 2 пушечных бронеавтомобиля «Путилов-Гарфорд», 5 крупнокалиберных пулемётов).
Главными лозунгами восстания были – Учредительное собрание, восстановление законности и прав собственности, «отмена препятствий торговле и передвижению», «восстановление в правах частного торгового капитала». И они привлекли к себе сердца подавляющей части горожан. В первые же дни в добровольческую армию записалось около шести тысяч человек – из них непосредственно в боях участвовали примерно 1600-2000 человек. Рабочие, интеллигенция, учащиеся, крестьяне из окрестных сёл и деревень – все встали бок о бок на защиту новой власти. Рабочие железнодорожных мастерских, помимо того, что послали 140 человек в ряды «Ярославского Отряда Северной Добровольческой Армии», еще и построили бронепоезд, помогавший восставшим, ремонтировали оружие, броневики.
Причём запись в армию была действительно строго добровольной. Даже в отношении офицеров, «…уклоняющихся от честного выполнения долга перед Родиной и не принимающих активного участия в борьбе», единственной «карой» было лишение их офицерского звания!
В первые недели восстания в городе царили всеобщие торжество и эйфория. Ждали со дня на день объявления о десанте союзников в Архангельске, известий о восстаниях в других городах или волостях. И потому не предпринимали никаких мер по расширению своего контроля на весь город. Под властью восставших вначале были только центральные районы города и заволжская часть его – Тверицы. Фабричные слободы за рекой Которослью, в которых засел 1-й Советский полк, объявивший о своем нейтралитете, так и остались вне их контроля. А этот полк, дождавшись подхода красных сил, открыто встал на сторону советской власти, и стал сильнейшей «головной болью» для восставших. С находящейся здесь доминирующей над городом Туговой горы вскоре начался безнаказанный расстрел города красными из орудий.
Так же неосмотрительно восставшие не удержали за собой ж/д станцию Всполье (теперь – ст.Ярославль-главный). На станции был также телеграфный узел. И всё это оказалось в руках красных войск, организовавших именно здесь главный штаб по подавлению восстания. А ведь на протяжении нескольких первых дней на станции царили беспорядок и неразбериха. И превратить ее в крепкий опорный узел восставшим в то время ничего не стоило.
Несмотря на эксцессы черносотенного порядка, имевшие место в первый день восстания – убийство толпой руководителя Ярославского Совета Д.С.Закгейма и комиссара Ярославского военного округа С.М.Нахимсона, дальнейшие бесчинства в этом направлении были резко пресечены руководителем восставших полковником А.П.Перхуровым. Отстранившим от своей должности начальника контрразведки восставших. Кстати, установлено также участие в восстании и местных жителей-евреев. Других же видных советских деятелей свезли на самое безопасное место в городе – баржу с дровами, ставшую для них плавучей тюрьмой. И было там не 300 человек, как потом вещали красные агитпроповцы, а только 82. Что же касается присвоенного теми же самыми агитпроповцами зловещего названия «баржа смерти», то этой барже если что и угрожало – то только снаряды красных батарей, уничтожавшие город. Примером тому явилось, что посланный Перхуровым на баржу офицер с хлебом для заключенных огнем красной артиллерии был тяжело ранен, а его лодка – потоплена.
Связь с горожанами руководители восставших имели в основном посредством листовок с обращениями к гражданам города, которых было выпущено всего порядка 28.
Что самое интересное – все действия восставших по формированию вертикали власти были год спустя повторены на Юге России Деникиным практически без каких либо изменений. Это несмотря на то, что в своих действиях он опытом Ярославцев отнюдь не руководствовался.

Выбор стратегии действий – борьба до конца
Зажатые в городе со всех сторон обложившими их красными карательными войсками, восставшие заметно убавили пыл. Начались мучительные обдумывания извечного русского вопроса «Что делать?». Надежды на десант союзников таяли с каждым днём. А силы красных усиливались с каждым днём.
В целом восставшие в городе разделялись на две неравные группы – местные и пришлые. Пришлые составляли меньшинство, но это были уже имевшие боевой опыт офицеры и солдаты. Местные были вооруженным населением города. Уже к середине июля опытным офицерам стала ясно вырисовываться ближайшая нерадостная перспектива. Красные всё усиливались, восставшие всё крепче запирались в городе. Силы их таяли, так же, как и боеприпасы, а помощь извне людьми, оружием и боеприпасами - не приходила. Выход был один – вырваться из города. И рейдом по окрестным городам попытаться поднять там и в сёлах восстания. На сёла была особенная надежда – крестьяне приходили в город и просили помочь им поднять восстание.
Но местные тут же охлаждали пыл пришлых. С уходом восставших из города красные каратели учинят здесь резню. Бросать мирных горожан в лапы рвавшихся к городу мадьяр и поляков было нельзя. Но и пассивно обороняться в городе так же было нельзя. Приняли компромиссное решение - командир восставших полковник А.П.Перхуров (лидер пришлых) во главе небольшого отряда рейдирует из города по окрестным сёлам и городам. Цель – поднять там восстание против советской власти, сформировать отряды восставших, пополнить ими свои ряды, и ударить с тыла по осаждавшим город. В ночь на 16 июля Перхуров с отрядом на пароходе прорвался к Толгскому монастырю и ушёл в свой рейд.
Командующим восставшими стал генерал П.П.Карпов, чья семья жила здесь же в городе. Несмотря на огромную популярность Перхурова в городе, его уход не повлёк за собой развала сил восставших. Они продолжали отбиваться с отчаянием обречённых.

Зверства красных карателей – комиссаров в пыльных шлемах
Росло и озверение красных войск. Действия карателей возглавил ВРК во главе с Я.Д.Ленцманом. 14 июля из Вологды подошёл крупный отряд красных А.И.Геккера. В авангарде карателей шли интернационалисты – мадьярский 1-й Московский интернациональный батальон. И сводный отряд под командованием В.Фильяновича 1-го Польского революционного полка Красной Варшавы. В своих действиях против восставшего населения они применяли такие методы и такие средства, которые еще никогда в мировой истории не применялись.
Впервые в мировой истории город бомбардировала авиация! Каждый день на город сбрасывались сотни бомб. По данным «Чрезвычайного штаба по ликвидации мятежа», только «…за два полета сброшено было 12 пудов динамитных бомб… Лётчиками замечены сильные повреждения зданий и возникшие пожары… В настоящее время, ввиду упорства противника, решено усилить бомбардировку, применяя для этой цели наиболее разрушительной силы бомбы…».
Впервые город подвергся артиллерийскому расстрелу «по площадям»! Уничтожались полностью улицы и даже целые кварталы! По сути, впервые в истории была применена «тактика выжженной земли»! Всего в охваченной восстанием части города было уничтожено до 80 % всех строений! В том числе знаменитый Демидовский лицей с его известной на всю страну библиотекой, 15 фабрик, 9 зданий начальных училищ, городская больница, гостиный двор, часть торговых рядов, полностью городские кварталы. Уникальная коллекция оказавшегося в Ярославле Петроградского Артиллерийского исторического музея. Ценнейшие материалы научной экспедиции Вилькицкого, уцелевшими лоциями и картами которой полярники пользовались еще и в 1930-е годы…
Маленькая историческая справка: Ныне Ярославль включен в перечень ЮНЭСКО в качестве памятника архитектуры и зодчества международного значения. А ведь 80 % наиболее ценных памятников архитектуры и зодчества были уничтожены коммунистами в июле 1918 года! Что же такого они уничтожили, если даже 20 % сохранившегося стали международным достоянием!!!
Более того – готовилась химическая атака против города. Краском Ю.С.Гузарский 16 июля телеграммой потребовал от Москвы присылки химических и зажигательных снарядов, обосновав это тем, что «…если не удастся ликвидировать дело иначе, придётся срыть город до основания!» Людоедское требование было выполнено, и химические снаряды были тут же к городу подвезены. И только разыгравшиеся в последние дни восстания сильный ветер и проливные дожди не дали пустить газы в ход.
Иначе символом бесчеловечного преступления – массового убийства ядовитыми газами мирного населения - был бы не курдский Халабджа, а древний русский Ярославль!
А телеграммы из Москвы гласили: «Пленных расстреливать: ничто не должно остановить или замедлить применения суровой кары…Террор применительно к местной буржуазии и её прихвостней… должен быть железным и не знать пощады».


Конец восстания, бесчинства красных палачей

К 20-м числам июля восставшим стало ясно - далее сопротивляться нечем. Боеприпасы, равно как и силы восставших – на исходе. И руководство восставших приняло трудное решение о прекращении сопротивления. Но восставшие сдались не красным войскам, а – германской комиссии во главе с лейтенантом Балком, интернированной с начала восстания в городском театре. Восстание началось под лозунгами возобновления военных действий с Германией - сдача германской стороне выглядела естественной и логичной. Но она не спасла повстанцев от передачи их в руки красных палачей.
Да, К.Балк приказом от 21 июля 1918 г. (№4) принял сдачу, и объявил гражданскому населению Ярославля, что отряд Северной Добровольческой армии сдался германской комиссии. Но стоило только полевому командиру красных карателей Ю.Гузарскому грязно обматерить лейтенанта, как тот поспешил передать всех военнопленных Германской империи в руки красных палачей.
То, что произошло сразу же, в тот же день, можно охарактеризовать только одним словом – резня.
На такие действия Ю.Гузарского подвиг приказ из Москвы: «Не присылайте пленных в Москву, так как это загромождает путь, расстреливайте всех на месте, не разбирая, кто он. В плен берите только для того, чтобы узнать об их силах и организациях…».
В первый же день после окончания восстания мадьярами были расстреляны все переданные Балком 428 человек, в основном офицеры, студенты, кадеты, лицеисты. В том числе весь штаб восставших – 57 человек. Общее число только «официально» расстрелянных красными палачами в период от 6 по 22 июля достигает 870 человек. Кроме них, несколько сот человек были убиты в первые часы после сдачи города, когда по всему городу каратели развернули дикие самосуды. Сюда также не входят несколько сот расстрелянных в округе крестьян, выступивших с оружием в руках на помощь горожанам.
В целом же, согласно картотеке всё того же лейтенанта Балка, он выдал коммунистам через свою комендатуру с марта по ноябрь 1918 года 50.247 человек, ими тут же уничтоженных. Пятьдесят с четвертью тысяч человек было расстреляно коммунистами в Ярославской губернии в период с марта по ноябрь 1918 года. И это только переданных им комендатурой лейтенанта Балка!

Ярославский феномен

Восстание в Ярославле стало уникальным в истории России по многим факторам.
Оно стало единственным случаем успешного восстания против советской власти населения одного из российских центров. Причём – не где-то на глухой окраине типа Мурмана, Приморья или Дальнего Востока, где традиционно связи с центром ослаблены. А - в самом центре страны, в исторической её сердцевине.
Успешного – потому что восставшие легко свергли советскую власть, и начали выстраивать собственную систему управления в масштабах этого города и в условиях начинающейся Гражданской войны. То, что она была случайно повторена Деникиным год спустя, говорит о том, что ярославцы интуитивно сразу же нашли верный путь государственного строительства.
Конспиративно-заговорщицкая составляющая первого этапа восстания быстро была сведена на нет активным участием в нём масс городского населения. И далее именно они определяли собой «лицо» восстания. По сути, начавшееся, как мятеж конспираторов, Перхуровское «пронунсиаменто» быстро переросло в восстание населения города против насаждавшегося в нём большевизма. Более того – это был, фактически, мирный отказ населения крупного регионального центра от власти коммунистов.
Одновременно показательным стало и подавление восстания новыми властями страны. Методы и средства, применённые коммунистами к восставшим ярославцам, столь патологично бесчеловечны, что уже они заслуживают своего «Нюрнберга». Тактика выжженной земли, уничтожение города полностью, планы применения химического оружия, поголовная резня попавших в руки карателям. И долгие расстрелы всё новых и новых категорий населения, попадающих под захват чекистских «граблей». Неделю за неделей, месяц за месяцем, год за годом неустанно прочёсывавших Ярославщину в поисках истинных и мнимых врагов советской власти. Многие десятилетия спустя на Ярославщине продолжали производиться аресты жителей «за участие в мятеже».
Но кровь Ярославцев пролилась не зря. Не зря хотя бы потому, что именно здесь впервые в СССР в конце 1980-х был создан Народный фронт – первое широкое движение населения за свободу и гражданские права.




Tags: звериное лицо советской власти, коммунизм - орудие убийц, мат-лы для Гаагского трибунала
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments