?

Log in

No account? Create an account
 
 
 
 
 
Сергей Иванович Веревкин
Оригинал взят у v_priut в 18 апреля. «Слово о котах и собаках». Поэтический вечер. В гостях у театра приют "Кожухово"

Театр музыки и поэзии под руководством Елены Камбуровой», ул. Б. Пироговская, 53/55.

18 апреля, четверг. «Слово о котах и собаках». Поэтический вечер в поддержку московских бездомных животных. В гостях у театра приют для бездомных животных «Кожухово». Участвуют: Андрей Василевский, Наталья Горбаневская, Андрей Гришаев, Данила Давыдов, Елена Иванова-Верховская, Александр Курбатов, Анна Логвинова, Света Литвак, Татьяна Нешумова, Дмитрий Строцев, Дмитрий Сухарев, Сергей Шестаков и др.
Начало в 19.00. Вход свободный.


 
 
 
 
Сергей Иванович Веревкин
Оригинал взят у igorkurl в "Несвоевременность уборки трупов имеет место..." Документ эпохи.
№ 112

Из спецсводки ПП ОГПУ по СКК о продзатруднениях

в Ейском районе по состоянию на 13 апреля 1933 г.

21 апреля 1933 г.

Размеры и острота продовольственных затруднений по населенным пунктам Ейского района не снижаются. Наиболее неблагополучное поло­жение имеет место в единоличном секторе и в колхозах станиц Ново-Щер-биновской, Ст.-Щербиновской, Камышеватской и Копанской. В этих кол­хозах часть трудоспособных колхозников из-за истощения и упадка сил не вырабатывает установленных норм и получает, в связи с этим, мень­шее количество хлеба. Некоторые добросовестные колхозники вследствие упадка сил от систематического недоедания в настоящее время в колхозах совершенно не работают, продпомощи не получают и находятся в крайне тяжелом положении.

^ Ст. Н.-Щербиновская. В станице массовая смертность, опухания и за­болеваемость населения. Выявлено:













Умерших

Опухших

Больных

На 20 марта

782

798

309

На 30 марта

1058

1579

572

На 10 апреля

1438

1300

511

385

Смертность в апреле характеризуется следующими данными:









Подобрано и похоронено (трупов)

На 31 марта

36

На 1 апреля

43

На 2 апреля

28

На 3 апреля

26

На 4 апреля

39

На 5 апреля

71

На 6 апреля

35

На 7 апреля

37

На 8 апреля

39

Трупы умерших убираются несвоевременно, по нескольку дней лежат в домах и других постройках. В доме колхозницы Клименко, например, обнаружено 5 трупов, которые лежали там около 10 дней. Эти трупы были снесены в дом соседями — колхозниками и единоличниками. Не­своевременность уборки трупов имеет место в силу нераспорядительности сельсовета и частично потому, что выделенные в колхозах специальные тройки работать отказываются.

Работающий в станице врач в беседе с нашим сотрудником по поводу смертности населения заявил: «Вымирание в станице еще будет продол­жаться. Хоть и будут давать хлеб, но многие находятся в состоянии тако­го истощения, что за ними нужен специальный уход. Таких людей в ста­нице 1,5 тыс. чел. На выздоровление их надежды мало».

Выход колхозников на работу составляет незначительный процент, особенно в колхозе № 2. В поле работают преимущественно женщины и молодежь, т.к. значительный процент трудоспособных мужчин больны. Работающие в поле не вырабатывают установленных норм, недополучают в связи с этим хлеба и начинают болеть и пухнуть. Некоторых из них ос­тавляют в бригадах и подкармливают, а многих отправляют в станицу. Больных активистов помещают в специально созданные дома.

Невыработка установленных норм в основном падает на работающих на пахоте и севе. В некоторой доле это объясняется плохим состоянием тягла, простоями тракторов и т.д. Характерно при этом, что колхозники, работающие на более легких работах (уничтожение сорняков), часто пере­выполняют нормы и получают хлеба больше, чем на основных производ­ственных работах.

Несмотря на то, что тракторные бригады полностью получают положен­ное им количество хлеба, во многих бригадах имеются опухшие от недоеда­ния трактористы. В бригаде № 2 опухло два тракториста, в бригаде № 4 опухло два тракториста и бригадир, в бригаде № 3 опухло три тракториста.

^ Ст. Ст.-Щербиновская. За первые 10 дней апреля сельсоветом учтено умерших 120 чел. В действительности, размеры смертности в станице зна­чительно больше. По колхозу № 1, например, проведенным обследовани­ем 6-ти строительных кварталов выявлено, что из 382 едоков за время с 1 января по 30 марта умерло 97 чел. (из них: мужчин — 38, детей — 47 и женщин — 12), учтено больных и опухших — 176 чел. Отмечено не­сколько случаев смерти колхозников, работающих в бригадах на весеннем севе. Это обстоятельство объясняется тем, что часть получаемого хлебного

386

пайка колхозники, работающие в поле, отрывают для питания семьи и сами голодают. По станице выявлено 8 фактов людоедства.

^ Ст. Камышеватская. Размеры заболевания и смертности характеризу­ются следующими данными:













Умерло

Опухло

Заболело

На 20 марта

850

112

490

На 30 марта

1004

100

360

На 10 апреля

1184

104

313

В действительности, количество опухших и больных значительно боль­шее. В станице развиты воровство и убийства. За март и 10 дней апреля имели место 87 случаев воровства и 6 вооруженных грабежей. Всего по станице выявлено 10 фактов людоедства.

С открытием моря в селах Шабельском, Николаевке и Глафировке на­чались массовые заболевания от употребления в пищу мертвой рыбы, вы­брошенной морем на берег. Во всех населенных пунктах района питание сур­рогатами, падалью, мясом собак, кошек, крыс носит широкие размеры.

Особенно нужно отметить развитие детской смертности. В организован­ных детских учреждениях питание детей и уход за ними неудовлетвори­тельны. Для питания детей отпускается исключительно кукурузная мука по 150 г на ребенка. На 70% мука эта состоит из кукурузной шелухи и качана. От такого хлеба развито массовое заболевание детей кровавым по­носом. В отдельных детдомах г. Ейска и ст. Ст.-Щербиновской ежеднев­ная смертность составляет 10—15 чел.

Гор. Ейск. РайОНО имеет средства на содержание только 400 детей, тогда как в настоящее время в связи с ростом беспризорности количество детей в детдомах почти удвоилось. Питание детей резко ухудшилось. От употребления в пищу суррогатов среди детей свирепствует дизентерия. 5 ап­реля из детдома № 2 были отправлены на кладбище два детских трупа (4 и 6 лет). Уже на кладбище было установлено, что мальчик 6 лет был живой и находится в бессознательном состоянии. Ведется расследование.

Вследствие перегруженности детдомов часть детей роздана на воспита­ние кормилицам. За работой последних контроль не организован и про­дукты, получаемые ими на кормление детей, расходуются не по назначе­нию. Из детдома № 4 гражданке Захаровой отданы четверо детей в воз­расте от 2 до 6 лет, на которых она ежедневно получала 600 г хлеба, 400 г крупы, 2 л молока. Однако за шесть дней, в течение которых дети были у Захаровой, они истощали до такой степени, что не могли двигаться.

Всего по району за февраль—март и 10 дней апреля выявлено 35 фак­тов людоедства [...]

Продовольственная помощь в количестве 910 ц, полученная для выда­чи единоличникам и неорганизованному населению, из-за неповоротли­вости районных и сельских организаций соответствующим образом не ис­пользуется.

По г. Ейску до 10 апреля местные организации не выявили количество единоличных хозяйств, нуждающихся в помощи и участвующих в весен­нем севе.

В станицах Камышеватской, Должанской и Ясенской сельсоветы и парторганизации также еще не выявили контингент лиц, нуждающихся в помощи продовольствием. Это обстоятельство в значительной мере обу-

387

сдавливает наличие высокой заболеваемости и смертности в населенных пунктах района.

Пом. нач. ИНФО ПП ОГПУ СКК Лаврушин Уполномоченный 2 отд. Терин

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. On. 11. Д. 56. Л. 95—98. Подлинник.
 
 
 
Сергей Иванович Веревкин
Оригинал взят у allin777 в «Дружина по изъятию огородных участков»
Из информации Наркомюста СССР в ЦК ВКП(б) о нарушениях законности в ходе хлебозаготовок

29 мая 1932 г.

Секретно.

...Северный Кавказ

«Дружина по изъятию огородных участков». Как видно из информационной сводки Чеченского облпрокурора от 8 мая 1932 г., 18 апреля с.г. в сел. Автуры Шалинского района сельсовет вместо разъяснения населению отмененного решения крайкома ВКП(б), внес на обсуждение общего собрания жителей данного селения вопрос о запрещении колхозникам иметь свои огороды, а у тех, кто имеет — отнять, так как на огородных участках (указывается в постановлении сельсовета) засевается кукуруза и другие культуры с целью скрытия от колхозного секторы объектов засеянных культур. На основе постановления об изъятии огородных участков секретарь партгруппы Даудов, пред-сельсовета Оздемиров, председатель трех колхозов Алиев, начальник дружины Чакаев и его заместитель Дудаев организовали дружину по изъятию огородных участков у колхозников. Результаты этого изъятия были таковы, что, например, у колхозника-бедняка Дошиева сожгли около 100 фруктовых молодых деревьев и вытоптали огородные посевы; у колхозника-бедняка Сантариева сожгли 15 фруктовых деревьев и разорили огородные посевы и т.д. Всего было разорено 40 огородных участков и срублено и сожжено до 800 фруктовых деревьев. Ведется расследование.

Безобразное администрирование в Прохладненском районе. Сводка Северо-Кавказской краевой прокуратуры от 10 ноября 1931 г. сообщает о безобразном администрировании в Прохладненском районе. Произведенным обследованием районного прокурора установлено, что в колхозе им. Сталина ст. Екатериноградской уполномоченный районных организаций и член бюро райкома партии и заведующий агитационно-массовым отделом Шевцов терроризировал колхозников. Давал установки местным партийцам выгонять всех колхозников на работы из домов в 3 час. ночи. Кто не идет, тащить в станичный совет, а если кто из колхозниц будет печь в это время хлеб — заливать печку водой. По этой «установке» член местной партячейки Попов залил печь одной из колхозниц.
Шевцов ввел в практику конных разъездов переменников, которые гонялись по станице за женщинами, загоняя их на работу в колхоз. В течение нескольких дней фактически станица была оцеплена переменниками и комсомольцами и никому из станицы выезжать не разрешали. При всяком отказе от работ, даже по болезни, «виновных» арестовывали и сажали в карцер при стансовете.
Имел место такой случай, когда за «незаконное» возвращение с поля в станицу была арестована колхозница Каменскова, которая работала в степи продолжительное время с трехмесячным грудным ребенком и возвратилась домой с целью вымыть ребенка и сходить в амбулаторию. По распоряжению Шевцова, Каменскова была арестована, посажена под арест при стансовете, а затем направлена для работы в степь. Туда ее отправили без ребенка. После пребывания в степи в течение трех суток у Каменсковой заболели груди и она вынуждена была вновь возвратиться домой. Через самое короткое время ее ребенок умер, причем в смерти ребенка Каменскова обвиняет исключительно уполномоченного райкома Шевцова...

РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 4. Л. 5—9. Машинописная копия.
 
 
 
Сергей Иванович Веревкин
Оригинал взят у smiroslav в Апартеид по-большевицки. Паспортизация в Горьковском крае в 1933 г.
1 марта 1933 года в Горьком началась паспортизация населения. За три месяца было выдано 230 496 паспортных книжек. Кампания сопровождалось беспощадной социальной дискриминацией и беспрецедентным давлением ОГПУ и подчиненной ему рабоче-крестьянской милиции. За скобками выдачи паспортов остались тысячи законопослушных граждан, но второго сорта - кулаков, лишенцев и других СЧЭ - социально-чуждых элементов.

Решетов и другие
Кампании предшествовало Постановление ЦИК и Совнаркома СССР от 27 декабря 1932 года об установлении единой паспортной системы и обязательной прописке, подписанное М.И. Калининым, В.М. Молотовым и А.С. Енукидзе. С той поры паспорт стал единственным документом, удостоверяющим личность. Однако получили его далеко не все.
Да и сама паспортизация растянулась на пятилетку. Поначалу она затронула лишь Москву и Ленинград с прилегающими стокилометровыми зонами. Но затем распространилась на другие территории, прежде всего крупные промышленные центры и приграничные полосы.
Весной 1933 года дошла очередь до города Горького. Бремя выдачи паспортов легло на управление рабоче-крестьянской милиции (УРКМ), входившее в структуру госбезопасности во главе с полномочным представителем ОГПУ по Горьковскому краю. Руководители – чекисты со стажем Г.С. Эсмонтов и И.Ф. Решетов.

Досье.

Эймонтов (правильно – Эймонт) Генрих Станиславович. Поляк, уроженец Киева. С 1919 г. красноармеец, член РКП(б). С 1920 г. – уполномоченный Киевской, затем секретарь Бердичевской Чека, уполн. Киевского отдела ГПУ. В 1924-1925 годы  учился в университете нацменьшинств Запада. С 1925 сотрудник Экономотдела ОГПУ СССР. В начале сплошной коллективизации (1929) - пом. начальника, нач. 3-го отделения ЭКО полпредства ОГПУ по Нижегородскому краю. С 1930 возглавлял Марийский отдел, Котельничский сектор ОГПУ. В 1932-1933 – пом. по милиции и нач. УРКМ ПП ОГПУ Горьковского края. Позднее – в ОГПУ Удмуртии, пред. спецколлегии Горьковского, пред. Кировского крайсуда. В период сталинских чисток следы теряются.

Решетов Илья Федорович (1894-1937). Уроженец Вологодской губ. Окончил 4-классное училище. С 1912 состоял в партии социал-революционеров, подвергался тюрьмам и ссылкам. В 1917 командир красной гвардии. В 1919-1920 член Партии революционного коммунизма. С 1920 г. в органах ВЧК-ОГПУ Брянска, Костромы, ДВК. В 1929 возглавил ПП ОГПУ Горьковского края. Член тройки по раскулачиванию, организатор репрессивных кампаний периода коллективизации, член тройки по раскулачиванию. С 1933 в органах ОГПУ-НКВД на Урале, в Москве. Награжден орденом. Расстрелян.

Паспортизация проводилась в трудное время. Миновала свой пик сплошная коллективизация, сопровождавшаяся массовым лишением имущества (раскулачиванием), высылкой многих тысяч крестьянских семей на поселение, заключением неугодных в исправительно-трудовые лагеря и расстрелами. Весной 1931 года по директиве ЦК ВКП(б) и по решению тройки по раскулачиванию во главе с секретарем крайкома партии А.Я. Столяром в Казахстан и Синегорский район Вятского округа было сослано 510 семей зажиточных крестьян и еще 1300 семей (или 6658 чел.) ждали высылки [1]. Ропот и недовольство жестко подавлялись. В 1931-1932 гг. через тройки краевого ОГПУ прошло свыше 3403 человек [2].

С карточкой и без
В обиход давно уже вошел ярлык «лишенец». Так именовали граждан - имущих крестьян, торговцев, священников, чиновников и полицейских царского времени, лишенных избирательных прав согласно Конституций РСФСР и  СССР 1918 и 1925 гг. [3]
Политическое лишенство влекло за собой поражение во многих социальных и экономических правах, включая право на продуктовую карточку. Систему жесткого нормирования в СССР ввели в 1929 году, хотя в Нижнем Новгороде нормирование хлеба практиковали уже летом 1928 г. [4]. Затем карточка стала единственной легальной возможностью покупки как хлеба и иных продуктов питания, так и промтоваров.
По данным ученого-правоведа А.В. Белякова, число лишенцев в Нижегородском крае в начале 1930-х гг. превышало 65 тысяч [5]. Лишенцами становились не только взрослые, но и дети.
В тех условиях и грянула выдача паспортных книжек. Обладать ими стремились все. Паспорт давал вид на жительство в городе и свободу передвижения, открывал двери в бюро найма на работу. Без паспорта человек становился изгоем.
Население Горького насчитывало 300 000 жителей в возрасте от 16 лет. Два месяца кипела работа в паспортных пунктах четырех его районов - Свердловского, Канавинского, Сормовского и Автозаводского. Чтобы получить документ, требовалось множество справок. Милиция и ОГПУ фильтровали их на предмет выявления компрометирующего материала. Вся личная жизнь, все прошлое человека рассматривались, словно, сквозь лупу, вездесущими органами. На заметку и в разработку брали не только лиц с судимостью, но и так называемых кулаков, священнослужителей, прочих СЧЭ.
ОГПУ
* Отдел краевого ОГПУ, начало 1930-х гг.

Бегом от ГПУ
Благодаря паспортизации все эти категории выявляли и удаляли, куда следует. Кого за 101-й километр, а кого и в исправительно-трудовой лагерь. К концу кампании начальник краевой милиции Генрих Эймонтов докладывал наверх, что примерно 9000 человек выбыли из пределов Горького, получив отказ в выдаче паспорта. Столько же покинуло город, не дожидаясь отказа. И еще 243 человека «было изъято для удаления в принудительном порядке на этапные пункты». Отмечены случаи группового бегства с предприятий без оформления расчета. Всего же органами собрано компрометирующего материала на 19 848 социально-чуждых и уголовных лиц [6].
Заметим, что по терминологии того времени уголовник - это не обязательно мошенник, вор или убийца. В ту категорию зачисляли и разного рода нарушителей режима, например, самовольно покинувших место ссылки или поселения. Из-за жестокой классовой политики грань между политикой и уголовщиной размывалась.
Дискриминация, сопровождавшая выдачу, рушила благополучие многих. Классовость била даже по членам партии и ВЛКСМ, если выяснялось их чуждое происхождение. В паспортах отказывали детям лишенцев. В ходе кампании из-за отказа в паспорте зафиксировано три случая самоубийства и столько же попыток суицида [7].

Битва за паспорт
В мае 1933 года на стол секретарю крайкома ВКП(б) Андрею Жданову легла секретная докладная, составленная главой УРКМ Эймонтовым и секретарем Масленниковым. В ней приводились красноречивые цифры и факты. Выдано паспортных книжек  по городу - 230 496, отказано в выдаче – 10 689 и почти столько же покинуло город, не дожидаясь отказа. Наиболее засоренным СЧЭ признавался Горьковский автозавод, где набралось 806 отказников и 1728 сомнительных, получивших лишь временное удостоверение. Еще 3689 лиц уклонились от учета, ударившись в бега. Кулаки-лишенцы уезжали семьями, например, в Вятку. Многие, стремясь получить паспорт, скрывали подлинную биографию. В Свердловском районе рабочий С.Ф. Патушин утаил, что он кулак-лишенец, и представил справку, что был бедняком. На паспортном пункте № 12 по Успенскому съезду Ф.Д. Терехину отказано в паспорте как подрядчику. Случались попытки дачи взяток за справку или паспорт, и нередко они оборачивались арестом взяткодателя [8].
Г. и Ягода
** Шеф ОГПУ и главный палач Генрих Ягода (слева) с близким другом Пешковым-Горьким. В то время, когда страна корчилась в муках от зверств красного террора и голодомора, так называемый писатель-гуманист дружил с чекистами, ласково называя их "черти драповые", печатно воспевал ГУЛАГ, клеветал на русское крестьянство и патриотически настроенную интеллигенцию и заискивал перед еврейскими большевиками.

Агенты доносят
А по линии ОГПУ трудилась агентурная сеть, выявляя случаи незаконного получения документа. К маю 1933 года 214 выданных классово-чуждым паспортов было отобрано. Так, изъяли паспорт у жительницы Копосова Аны Заикиной как раскулаченной в 1930 г. и покинувшей место ссылки.
Фиксировались и случаи явного выражения недовольства. «У народа два пути, - комментировал паспортизацию техник Автогорстроя Зорин - один в колхоз, другой в колонию». «За границей нет такого насилия над людьми», - вторил ему служащий завода № 21 Беляев. Еще категоричней выразилась домохозяйка из Гордеевки Аграфена Громова: «Лица, стоящие у власти - голыши и безграмотные, не то что при царе, теперь вся власть - бандиты» [9].
В целом выдача паспортов снизила преступность и даже отчасти разрешила продовольственный кризис в городах, искусственно сокращая их население. Но пресловутый классовый принцип превратил паспортизацию в очередную репрессивную акцию, ломавшую судьбы десятков тысяч нижегородцев.

Источники

  1. Государственный общественно-политический архив Нижегородской области. Ф. 2. Оп.1. Д. 778. Л. 176.

  2. Ивницкий Н.А. Судьба раскулаченых.  Электронный ресурс.

  3. История Советской Конституции (в документах ) 1917-1956 гг. М., 1957.

  4. ГОПАНО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 5731. Л. 51-53.

  5. А.В. Беляков. Лишенцы в истории Нижегородско-Горьковского края (монография).

  6. ГОПАНО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 1791.

  7. Там же.

  8. Там же.

  9. Там же.











 
 
Сергей Иванович Веревкин
Оригинал взят у sunja_edu в Дискриминация ингушей, возвращавшихся из ссылки, руководством Северной Осетии
Из блога patriot06

От себя добавлю, что к этим трем документам смело можно добавить еще и  некий документ "О невозможности совместного проживания", а также Постановление "о создании водоохранной зоны" на территории ингушских сел практически в черте города Владикавказа.

Постановлений было три. Первое — в хрущевскую оттепель. Совмин СО АССР секретным циркуляром (№ 063) еще в 1956 г. запретил учреждениям и частным лицам продавать дома или сдавать площадь под квартиры ингушам.  Совмин СССР в 1982 году издал постановление (№ 183) "Об ограничении прописки граждан в Пригородном районе Северо-Осетинской АССР".
14 сентября 1990 г. Верховный Совет СО АССР принимает третье постановление, запрещающее уже на территории всей республики куплю-продажу жилых домов и других строений на праве личной собственности.