January 14th, 2012

Я

Коммунисты превращали людей в людоедов

Оригинал взят у elena_semв Голод особенно свирепствовал в деревнях...
Весной 1921 года Поволжье было опустошено ужасающим голодом, достигшим небывалых размеров. Некогда хлебородные поволжские губернии пришли в полное запустение. Люди порой теряли человеческий облик: участились случаи трупо- и людоедства.


Я

Коммунисты загоняли население СССР в каменный век

Оригинал взят у d_v_sokolovв Землянки в СССР
Оригинал взят у allin777в Землянки в СССР
ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ МАГНИТОГОРСКОГО ГОРКОМА ВКП(б)
ЦЕНТРАЛЬНОМУ КОМИТЕТУ ВКПб) И ЧЕЛЯБИНСКОМУ ОБКОМУ ВКП(б) «О СОСТОЯНИИ ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНО-БЫТОВОГО ФОНДА В г. МАГНИТОГОРСКЕ НА 1 ЯНВАРЯ 1938 г.»
Январь 1938 г.

Успехи социалистического строительства и непрерывный рост материально-культурного благосостояния трудящихся обуславливают вместе с тем и значительный рост потребности в хорошем благоустроенной культурном жилье, но удовлетворение этих потребностей- в г. Магнитогорске идет весьма на низком уровне, т. к. состояние жилищного фонда и коммунально-бытового обслуживания в городе находится в крайне, тяжелом положении.
Состояние жилищного фонда на 1 января 1938 г, характеризуется следующими данными:

1) Жилищный фонд
в капитальных домах 189,2 тыс. м2 - 32,8 % износ 20 -30 %
2) » » в бараках 271,1 тыс. м2 - 46,9 %, износ 60-70%
3) » в индивид. [домах] 16,3 тыс. м2 - 2,8% износ не учтен
4) » в землянках 101,0 тыс. м2 -17,5% износ 100%
Всего 577,6 - 100%

Из вышеприведенного следует, что из общего фонда города (577,6 тыс. м2)—388,4 тыс. м2 жилой площади или. 67,2% представляют из себя временные,
Collapse )
Я

Коммниты пытали людей

Оригинал взят у d_v_sokolovв "Почему вы миндальничаете?"
Оригинал взят у allemand1990в "Почему вы миндальничаете?"

«Почему вы миндальничаете?»

Революция учит. Она показала нам, что во время бешеной гражданской войны нельзя миндальничать. На своей спине мы почувствовали, что значит отпускать на свободу Красновых, Колчаков, Алексеевых, Деникиных и КО Мы увидели также на примере убийства  Володарского, что значит благoдушествовать с «домашней» контрреволюцией. И мы объявили нашим массовым врагам террор, а после убийства товарища Урицкого и ранения нашего дорогого вождя тов. Ленина мы решили сделать этот террор не бумажным, а действительным. Во многих городах произошли после этого массовые расстрелы заложников. И это хорошо. В таком деле половинчатость хуже всего, она озлобляет врага, не ослабив его. Но вот мы читаем об одном деянии ВЧК, которое вопиющим образом противоречит всей нашей тактике.

Локкарт, тот самый, который делал все, чтобы взорвать Советскую власть, чтобы уничтожить наших вождей, который разбрасывал английские миллионы на подкупы, знающий безусловно очень многое, что нам очень важно было бы знать, отпущен, и в «Известиях ВЦИК» мы читаем следующие умилительные строчки: “Локкарт (после того, как его роль была выяснена) покинул в большом смущении ВЧК”. Какая победа революции. Какой ужасный террор! Теперь-то мы можем быть уверены в том, что сволочь из английских и французских миссий перестанет устраивать заговоры. Ведь Локкарт покинул ВЧК «в большом смущении». Мы скажем прямо: прикрываясь «страшными словами» о массовом терроре, ВЧК еще не отделалась от мещанской идеологии, проклятого наследия дореволюционного прошлого.

Скажите, почему вы не подвергли его, этого самого Локкарта, самым утончённым пыткам, чтобы получить сведения и адреса, которых такой гусь должен иметь очень много? Ведь этим вы могли бы с легкостью открыть целый ряд контрреволюционных организаций, может быть, даже уничтожить в дальнейшем возможность финансирования, что безусловно равносильно разгрому их; скажите, почему вы, вместо того чтобы подвергнуть его таким пыткам, от одного описания которых холод ужаса охватил бы контрреволюционеров, скажите, почему вы вместо этого позволили ему «покинуть» ВЧК в большом смущении? Или вы полагаете, что подвергать человека ужасным пыткам более бесчеловечно, чем взрывать мосты и продовольственные склады с целью найти союзника в муках голода для свержения советской власти. Или, быть может, ему нужно было дать возможность «покинуть В. Ч. К. в большом смущении», чтобы не вызвать гнева Британского Правительства. Но ведь это значит совершенно отказаться от марксистского взгляда на внешнюю политику. Для каждого из нас должно быть ясно, что английский нажим на нас зависит только от имеющихся у английских империалистов свободных сил и от внутреннего состояния этой страны. Англичане и так жмут, как могут, и от пыток Локкарта этот нажим увеличиться не может. А что касается внутреннего состояния, то в наших интересах обратить взоры трудящихся масс Англии на возмутительные деяния их «представителя». Пусть каждый английский рабочий знает, что официальный представитель его страны занимается такими делами, что его официального представителя приходится подвергнуть пытке. И можно с уверенностью cкaзать, что рабочие не одобрят системы взрывов и подкупов, проводившихся в жизнь этим прохвостом, руководимым прохвостами рангом повыше.

Довольно миндальничать; бросьте недостойную игру в «дипломатрию» [sic!] и «представительства».

Пойман опасный прохвост. Извлечь из него все, что можно, и отправить на тот свет.


Председатель Нолинского Комитета Р.К.П. (большевик.)    (подпись)

Председатель Нолинскоrо Чрезвычайноro Штаба по борьбе с контрреволюцией    (подпись)  

Секретарь Штаба    (подпись)     

Нолинский Военный Комиссар и член Штаба    (подпись)


г. Нолинск, Вятск. гyб.


Еженедельник ВЧК. 1918. № 3. С. 7-8. Цит. по: Источник. 1993. № 2. С. 62.


Я

Коммунист, он и в Кампучии убийца

Оригинал взят у d_v_sokolovв Социализм Пол Пота

Генри Кинг:
Как и суд в Нюрнберге, трибунал по военным преступлениям в Камбодже поможет пролить свет на структуру правительства Демократической Кампучии, на мотивы лидеров этой страны и на тех, кто совершал массовые убийства, пытки и другие злодеяния конца 70-х годов. По сути, трибунал проведет посмертный анализ тоталитарного государства, он преподнесет урок не только камбоджийскому народу, но и всем нам – об обстоятельствах, которые привели к такому преступлению. Он покажет нам, где и как цепь событий, приводящих к массовым убийствам, может быть разорвана.
Collapse )